Хор нашей веры

Православную церковь невозможно представить без хора: пение обязательно на службе. Но не в каждом храме по воскресеньям можно услышать сразу три хора. А в храме Рождества Пресвятой Богородицы, обычно, так: взрослый хор поет наверху, юношеский и детский – у алтаря.

Регент младшего хора Лариса Васильевна Найденова в свое время немало сделала и для становления того хора, который сегодня уже именует себя юношеским. Вот что она рассказала для читателей «Свечи» о своем пути к служению в воскресной школе:

 

- Всю свою жизнь я работала хормейстером и педагогом сольфеджио в музыкальной школе. В храм пришла по воле Божьей. Привела меня сюда подруга – Виктория Георгиевна Суханова. Она рассказала мне, что моя ученица Ирина работает в церкви с детским хором. «У нее человек 5-6, - сказала Виктория Георгиевна, - но она пианистка, и ей сложно с детьми заниматься вокалом. Сходи, посмотри, может, чем-то поможешь». Поскольку у меня всегда был огромный интерес к церкви – крестилась я уже взрослой, в 33 года – решила воспользоваться представившимся случаем. Пришла, посмотрела, решила попробовать.

Как вы знаете, вначале воскресная школа размещалась в маленьком домике, и практически все занятия проходили в одних и тех же помещениях параллельно. Детский хор в то время пел только колядки. Тогда, я помню, готовились к Рождеству. Увиденное вызвало интерес. Понравилась сама атмосфера.

Закон Божий преподавала тогда старейший наш педагог Лидия Георгиевна – очень умный, тактичный и душевный человек. Я приходила раньше, становилась в уголочек и слушала ее уроки. Ходила на уроки Закона Божья и к Юлии Антоновне. От них я узнала много того, чего раньше не знала.

Я поняла: для того, чтобы работать с церковным хором, надо быть человеком воцерковленным. То есть понимать, чувствовать, верить.

Вначале я учила детей петь так, как это делала в обычной музыкальной школе. Позже осознала, что так делать нельзя. Потому что, работая с церковным хором надо понимать характер и внутреннее содержание того, что поешь. И это резко отличается от светского пения даже манерой звукоизвлечения. Для обретения такого понимания мне понадобился не один год.

Потом получилось так, что Ира ушла, а я не смогла оставить этот хор и продолжила заниматься с ним. В том первом хоре было несколько человек, которые до сих пор поют – теперь уже в молодежном хоре.

Постепенно наш хор стал увеличиваться – до 10, позже 15 человек. Было тяжело работать, потому что каждый раз кто-то уходил, а кто-то приходил. Так что все время приходилось как бы начинать с начала. Это, конечно, отражалось на звучании хора. Сразу нелегко было определиться и с репертуаром, манерой подачи произведений. Первые два-три года мы пели только на Великие праздники, чаще всего, на Рождество, - колядки.

Спеть двухголосный материал было очень сложно. Дети приходили «с улицы», совсем не подготовленные и, часто, с небольшими способностями. Ребят с действительно хорошими музыкальными данными было немного. В их числе Алеша, который сейчас поет в нашем молодежном хоре, Захар – он поступил в музучилище на фортепианное отделение и одновременно поет в Никольском храме, Дима, который сейчас тоже поступил в институт, но церковь не оставляет. В фильме «Зернышко», снятом о нашей воскресной школе, повествование идет от его имени.

Но самое интересное, что хор был дружный, и все дети ходили с родителями. Все сидели в одной комнатушке, и когда пели дети, их родители не только слушали, но и подпевали. В такой теплой семейной обстановке мы, не только занимались, но и вместе пили чай. К нам всегда заходил отец Анатолий. «Ну, деточки мои, - гладил он ребятишек по головам, - расскажите мне, как вы тут занимаетесь». Он всегда умел так сердечно настроить и детей, и педагогов. А мне это было очень важно, потому что я нуждалась в поддержке, так как чувствовала, что ничего еще здесь не знаю. Мало того, на второй или третий год он дал нам в помощь молодого батюшку Анатолия – он сейчас служит в одном из храмов нашего города – и тот курировал нашу воскресную школу.

Потом так случилось, что я заболела на Рождество. Попала в больницу и очень переживала, что дети не смогут петь на празднике. Потому обратилась к своей коллеге – Наталье Вячеславовне Славтич – с просьбой помочь с хором в нашей воскресной школе. Она пришла, и мы вместе стали работать, искать правильное звучание. Мы искали тот звук, который настраивает на молитвенное состояние, а не выводит из него.

Понимаете, есть великолепные хоры, которые поют в церквях оперным звуком и… совершенно там не уместны. Поэтому духовенство против такого пения. В поисках нужного звука надо быть очень тактичным и осторожным. И мы стали искать компромисс между тем, чему учились в светских учебных заведениях и тем, что узнали в церкви. К счастью с опытом нам это удалось.

Примерно пять лет мы работали вместе с Натальей Вячеславовной. Но детей становилось все больше, и всех их невозможно было взять в один хор. Поэтому мы разделили наши функции. Она, как человек более молодой и энергичный, взяла на себя старший хор, который уже пел на всех службах, участвовал в концертах и фестивалях, выезжал в другие города, в общем, требовал все большего и большего внимания к себе.

А я взяла малышей и создала второй – младший хор. Это произошло примерно шесть лет назад. С тем опытом, который я уже накопила, и методикой, что разработала, мне теперь гораздо легче заниматься с детьми.

Сейчас у меня уже три группы: в одной занимаются самые маленькие, а во второй - ребята от 7 до 12 лет. С ними мы с нуля учим нотную грамоту, развиваем вокальные данные, готовим к среднему хору, с которым я тоже занимаюсь. В нем ребята фактически готовятся к хору молодежного братства. Наш «средний» хор тоже выступает. Он учит репертуар старшего хора, чтобы когда придет время, можно было объединить ребят в одном коллективе. Так все мы работаем, как единое целое. В этом году из среднего хора в молодежный перешли трое моих ребят. Такая у нас существует преемственность. В то же время каждый из хоров существует как самостоятельный коллектив, в чем можно убедиться, побывав на наших праздниках в воскресной школе и послушав выступления детей. Такие пути позволяют нам совмещать все наши устремления в единое целое и выращивать хороших детей.

В воскресной школе я поняла, что раньше занималась не всегда тем, чем бы хотела. В светских хорах не хватает самого главного – духовного воспитания. Там мы воспитываем вокально-хоровые навыки, прививаем вкус к хорошей музыке, но не воспитываем душу человека. А здесь все наоборот: вначале мы занимаемся духовным воспитанием, а затем параллельно и с помощью этого – занимаемся воспитанием музыкальным. И это не пустые слова, это на самом деле так.