Крест Христов – древо жизни и лествица в небо

Иеродиакон Митрофан (Божко)

Проповедь в храме в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры на Пассии 12 марта 2017 года 

 В имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий (Лк. 2:34).

По-человечески невыносимо представить, что Богомладенец Христос измлада воспитывался и вскармливался Своей Пречистой Матерью, чтобы стать жертвенным Агнцем для заклания за грехи людей. Он Сам превечно знал это как Ангел Великого Совета (см. Ис. 9:6), знала это и Дева Мария, слагая все словеса о Сыне Своем в сердце Своем (см. Лк. 2:51). И вот прореченное Симеоном и многими другими ветхозаветными пророками и праведниками сбывается на Голгофе.

Если бы Я не пришел и не говорил им, то не имели бы греха; а теперь не имеют извинения во грехе своем (Ин. 15:22). Если бы Я не сотворил между ними дел, каких никто другой не делал, то не имели бы греха; а теперь и видели, и возненавидели и Меня и Отца Моего (Ин. 15:24). Но так надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою (Лк. 24:26). Несмотря на всю трагичность и неотвратимость тех ужасающих событий, мы твердо исповедуем, что они действительно были и остаются спасительными и живоносными для нас. Христу надлежало не просто прийти в мир и рассказать людям, что Бог их любит, прощает их грех, берет всю вину на Себя и больше не гневается на них, но и показать, а вернее – проложить, обратный путь, ведущий в Отчий дом. Сыну Божию надлежало быть не только воплощенным, но и закланным, чтобы как Агнцу преподать верующим в Него Свое Пречистое Тело и Кровь. И это не просто образ, не просто красочная картинка, метафора, а необходимая реальность.

Однажды, Господь говорил иудеям, что Он есть хлеб жизни, сшедший с небес. И когда они начали спорить между собою, говоря: «Как Он может дать нам есть Свою Плоть?», так что даже многие ученики Его говорили: «Какие странные слова! Кто может это слушать?», Он не начал их останавливать и отговаривать. И когда многие из Его учеников отошли и уже не ходили с Ним, Он спросил у двенадцати: «Не хотите ли и вы уйти?» (см. Ин. 6:48–67). Перед нами открывается настолько важная реальность, что Господь, даже рискуя остаться совсем один, не может утаить ее или завуалировать. Эта истина настолько необходима, что даже недоступная человеческому пониманию не перестает быть таковой.

Дело в том, что наша земля – это чернобыльская зона, зона поражения грехом. Человечество, облученное его радиацией, обреченно умирает, невзирая на то, виноват ли каждый в отдельности в случившейся аварии или несет заразу греха от своих родителей. На самом деле у греха есть не только моральное приложение, но и онтологическое последствие – угасание жизни, поэтому простой амнистии мало. И спасти от вечной гибели, дать человеку противоядие может только Бог, только в причастии к Источнику жизни можно быть здоровым. Для спасения недостаточно какого-либо посредника, – ни пророка, ни миссионера, ни учителя, ни ангела. Поэтому Сам Сын Божий, Слово Отчее, Которым создан мир, и приходит в этот мир. Он становится Новым Адамом, чтобы взять на Себя человеческое тело, душу, волю, человеческие взаимоотношения, и обожив Собою избавить нас от дурной наследственности, обновить человеческий род. Спасительное противоядие – Прививка бессмертия – Его Плоть и Кровь. Если обычная пища перестраивается в человека, служит строительным материалом для его организма, то Небесная Пища перестраивает человека в Себя, делает его подобным Себе, встраивает его в Божественный организм. Но чтобы преподать нам Евхаристическое Противоядие, нужно было преломить Божественное Тело и излить Божественную Кровь на Кресте. Всецело став человеком, Бог решил принять в Себя даже опыт человеческой смерти.

Однако земля – не только зона поражения грехом, это еще и зона блокады. Наш мир заблокирован от Бога нечистыми духами. В свое время на небесах также произошло событие богоотступничества. И хотя о тех далеких временах мы ничего не знаем, зато мы знаем и ощущаем всю тяжесть последствий той первичной катастрофы. Денница, сын зари, пал с неба, как молния, и был низвержен с своими приспешниками в преисподнюю – на нашу землю (см.: Ис. 14:12–15; Лк. 10:18; Откр. 12:7–9). Еврейский шеол, который обычно переводится как ад, – это, собственно, воздушное пространство вокруг земли. И если вспомним библейскую картину мира, то увидим, что мы действительно находимся на самом дне: выше нас – небо, которое под твердью, а над ним – небо, которое над твердью. Поэтому земля называется поднебесной, а господствующие на ней – начальствами, властями,мироправителями тьмы века сего, духами злобы поднебесной (см. Еф. 6:12).

Ситуация после грехопадения, когда человек впустил в свой мир космическое зло, может быть описана словами: «был Бог – и были люди», и они были порознь. С тех пор весь мир лежит во зле (1 Ин. 5:19), им правит узурпатор, князь мира сего (Ин. 12:31, 14:30, 16:11). Через образовавшееся средостение человеку, оказалось, пробиться не под силу. Не всегда, обращаясь к небесам и ища поддержки свыше, люди попадали к Богу. Зачастую они терялись в духовном мире, застревали на «мытарствах» между различными «религиями космоса», находя себе ложных покровителей и объектов для поклонения, как это бывает и сейчас.

И вот Бог приходит в наш мир, скрываясь за плотью человека,  неузнанный даже своим народом (Ин. 1:11). Церковь так говорит об этом в своем песнопении: «Не уразумеша, како воплотился еси, безплотнии Твои ангели; не чувствоваша, когда воскресл еси, стрегущии Тя воини. Обоя бо запечатлестася испытующим» (1-я стихира воскресная на хвалитех, глас 5). Чтобы пробить брешь, разбить стену разделения между Богом и людьми, Христос распинается и возвышается на Кресте, освящая Собой воздушное пространство: ибо как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому (Ин. 3:14). Прорыв произошел сначала в одном месте, чтобы, начиная от него, доступ на небо мог распространиться по всей земле.

Когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе (Ин. 12:32). Прорывая блокаду неприятеля, Спаситель прокладывает нам зеленый коридор для скорой помощи и эвакуации. Господь дарует нам вечную жизнь в Себе и открывает путь домой: Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня (Ин. 14:6). Семя Жены, ставшее спелым Плодом, возвышается на крестном древе и простирает к нам руки, призывая всех к Себе и предлагая всем Себя: Приимите, ядите (Мф. 26:26).

И что же? Почему так много остается зараженных в чернобыльской зоне? Дело стоит уже не столько за давным-давно пришедшим Врачом, сколько за нами. Ведь необходимо протянуть руки и взять привезенное лекарство, следует оповестить жителей о том, где именно можно его получить, возможно кому-то нужно доставить его домой, кроме того, необходимо объяснить, как правильно его принимать, чтобы оно не было во вред. В этом заключается пастырская забота, ибо вера от слышания, а слышание от слова Божия (Рим. 10:17). Конечно, знание о лекарстве и даже его бесплатная раздача не поможет тем, кто не желает его принять, или тем, кто думает, что, находясь в самом эпицентре радиации, он не болен и потому не нуждается в целительных средствах. Чтобы выздороветь – нужно иметь волю к жизни. Спасение – это диалог, синергия, сотрудничество…

Быть христианином – человеком, рожденным в крещальной купели и носящим имя Христово – значит умереть со Христом для греха, чтобы и жить вместе с Ним. Порой нам кажется, что восстать против козней бесовских невозможно. Но вот, посреди храма возвышается Тот, Кто первый во всем и до конца сказал диаволу «нет». Поэтому и называет Его апостол Павел Первенцем из умерших (см. 1 Кор. 15:20, 23). Теперь мы можем идти по Его стопам и вернуться к себе домой. В воплощении Бог нисходит на землю, а в вознесении – человек восходит на Небеса. Но путь этот был проложен на Кресте. Крест становится для нас спасительным древом жизни и лестницей в небо.

Господи Иисусе Христе, Агнче Божий, вземляй грехи мира! Пригвоздив на древе крестнем мудрование плоти нашея, умертви нас для греха, напитай нас алчущих Божественными Твоими Тайнами и возведи от пропасти погибели, да с благоразумным разбойником, исповедавшим Тя, наследим и мы невечерняго дне Царствия Твоего. Аминь.